Ефим Вениаминович Перлич

Posted: Август 28, 2014 in Пехота
Метки:

SAMSUNG CSCЕфим Вениаминович Перлич — человек уникальной судьбы. В 1942-м году, когда немцы наступали на Кавказ, ему шел 13-й год. Во время эвакуации из Невинномысска он отстал от родителей и примкнул к воинской части, сказав, что ему 14. Он принимал участие в боях на Кавказе, чудом остался жив, а потом попал в Сталинград, где работал дежурным электриком на заводе «Баррикады». Когда начались бои за город, он помогал солдатам: подносил на передовую еду и боеприпасы. После войны Ефим Веньяминович работал в энергетической отрасли. В 1986 году он одним из первых прибыл в Чернобыль, где занимался ликвидацией аварии на АЭС.

Отрывки из воспоминаний:

«Я в армию не призывался – 14 лет мне было, когда я начал войну. Потому что я растерялся… потерял родителей. Я остался один, в маечке, в коротких брючках, без документов – ничего не было. Единственным спасением было – примкнуть к какой-нибудь воинской части. Вот я и примкнул к ней. Это произошло на Северном Кавказе».

«Подошел ко мне один старшина, такой высокий. Григорий Егоров фамилия его была. «Ты что здесь делаешь?» Я говорю: «Я  потерял родителей, они были на подводе – ускакали». «Так что ж мы будем делать?» Говорю : «Не знаю, я хочу с вами быть». «Ну, давай». Потом появилось человек тридцать. И этот старшина, по-моему, он был не офицер, а старшина, командир взвода, я, говорит, пойду позвоню, в управлении совхоза должен быть телефон. Пошел, позвонил, я не знаю, куда он звонил, но он сказал: «Прорвался вражеский моторизированный десант, он рвется к  железнодорожному полотну. Вот. И мне сказали, что если вы можете, то остановите этот десант, чтобы он дальше не прорвался.» Я и остался с этой воинской частью».

«Я добрался до Сталинграда. Еле нашел отца. Я, правда, знал, как найти. Я спросил в энергобюро, а там была такая пропускная система…это артиллерийский завод».

«Я был приучен к электрике и на заводе работал электриком. Меня сделали дежурным электриком, хорошо проинструктировали… Я был корень завода «Баррикады». Я на СТЗ не хотел, мне больше понравился завод «Баррикады». Интересный завод, а оборудование все было швейцарское. Так все сделано было, вся электрика, все подстанции, щитовые – просто красавцы!»

«Когда немцы были в Сталинграде, то я примкнул уже к воинской части, где питание было уже более-менее. Там они меня гнали, а я говорил: «Я вам буду помогать!» «А что ты будешь делать?». «Я на передовую буду тянуть боеприпасы, питание, термосы». Еле угворил. Я и мой товарищ, Василий, метались, как белки в колесе. Действительно, вооружение, термосы с горячей пищей – чай там или что. Крутился я, не знаю, на передовую и обратно, на передовую и обратно».

«И мы с этим парнем – он тоже смелый был паренек – мотались и по окопам, и по землянкам. Немцы окопались, они страшные были мерзляки, они моментально делали землянки и в этих землянках жили».

«Пошли уличные бои, и был страшный голод. Мне дали шинельку, правда, это был 40-й стрелковый полк, и выдавали какую-то горячую пищу, но голод был страшный! В день давали кусочек черного хлеба, кукурузного, тяжелого и кипяток – вот и все питание. И мы рыскали по землянкам – искать пищу. Немцы выходили из них, потому что недалеко было их оружие, артиллерийские стволы. Спали они в землянках, а утром выходили в дозоры. Но мы в землянках ничего не находили – они тоже голодали страшно. Все лошади были зарезаны, съедены. Потом начали сбрасывать им  контейнеры с питанием. Это страшная вещь – летит и такой гул, как бомба летит, понимаете? Они не разбивались о землю, потому что они были такие прочные, и был снег. И мы с этим мальчиком засекали, куда они падали. И ночью их воровали. Когда я привозил контейнер, он весь был прострелян, самое ценное, что в нем было – спирт исчезал. Там были папиросы с табаком, сухари и какие-то консервы. Боже мой! Наши солдаты так радовались этим контейнерам. Нам дали плащ-палатку и веревку, мы на веревке его тянули, поэтому он был прострелян, но мы были далеко – метров 5 от контейнера, так немцы нас не задевали. И мы уцелели. Отец каждый вечер, когда я возвращался на завод «Баррикады», говорил: «Слава богу, ты сегодня остался живой!» Удержать меня он не пытался, военное время, Сталинград – это ж вообще был кошмар!»

Читать интервью целиком

Реклама
- комментарии
  1. Thomas B. Anderson:

    К сожалению, воспоминания Ефима Вениаминовича Перлича — единственные, которых нет в разделе «Полные тексты интервью». Возможно ли добавить и этот файл? Спасибо заранее.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s