Встреча с Лазарем Марковичем Чуховичем

Posted: Декабрь 27, 2014 in Пехота
Метки:

Чухович Л.М,Сегодня с нами встретился ветеран Великой Отечественной войны Лазарь Маркович Чухович. Он закончил войну командиром стрелкового взвода 124-го гвардейского стрелкового Будапештского, орденов Суворова и Кутузова полка, 41-й  гвардейской стрелковой Корсуньско-Дунайской, ордена Суворова дивизии.

С ноября 1943 года учился в снайперской школе, на фронте воевал с осени 1944 года, когда ему только-только исполнилось 18 лет. В декабре был ранен, а с января 1945 был назначен командиром стрелкового взвода. За подвиги награжден орденом «Красная звезда».

Красная звездаГвардия

Вот несколько отрывков из беседы:

«Австрийцы к нашим солдатам относились спокойно, по крайней мере мы особого противодействия населения не чувствовали. Они нас боялись так же, как и венгры, но были спокойнее. В Венгрии доходило до того, что они нас трогали — есть ли у нас рога. До такой степени было…»

«Я не могу сказать, как часто меняли обмундирование, потому что меня в начале одели в новенькое все, американского пошива. Тогда была американская помощь нашим войскам. Они присылали советскую форму, но сшитую у них. В этой форме я и был ранен. Только когда мне дали офицерское звание, тогда и дали мне новую гимнастерку и шинель».

«Солдаты во взводе слушались меня безоговорочно. У меня есть фотокарточка, там и солдаты в одной роте, и мои подчиненные  в одном взводе — они все относились ко мне с уважением. Я был самый молодой, но меня почему-то все уважали. Объяснялось, очевидно тем, какой я солдат.

Австрия, Подшах, 1945

Австрия, Подшах, 1945

Меня здесь спрашивали, чувствовали ли вы в армии, что вы еврей? Я говорю, нет. Ко мне относились, как к своим друзьям. Все, кто меня знал, были со мной в очень хороших отношениях. Старослужащие солдаты даже спрашивали у меня совета. У меня во взводе, когда я еще был даже без звания, были люди, которые мне в отцы годились. А меня назначили ими командовать… У меня была и молодежь, но были и относительно немолодые люди. Но младше меня никого не было.

Со мной не было людей, которые прошли бы всю войну. Такие люди попадались и были в нашем полку, но это была большая редкость — всю войну пройти».

«Я ничего не могу сказать о заградотрядах. Я их никогда не чувствовал, ни в начале, ни в конце. Я только знаю, что рядом с нами, рядом с нашим батальоном, были и батальоны штрафные. Там были и дезертиры, и те, кто нарушил что-то по службе. Они попадали в штрафбат. И вот рядом с нами, в одном бою участвовали и штрафбатовцы. Мы были на одном участке. Как у них было, я не могу судить, мне не до них было. Нашу обстановку, я, насколько можно было знать в моем положении, знал».

«Когда я попал впервые под огонь, мне почему-то казалось, ну как меня может убить? Не может быть такого, чтобы меня убили. Я себе этого просто не представлял. Но после того, как я вернулся из госпиталя, у меня было совсем другое настроение: меня уже ранило, значит можно было ожидать и другого, что и убить могут. Люди гибли и не один, а очень многие. Ну что делать, война есть война… Когда я вернулся из госпиталя, почти никого из тех, с которыми я воевал, уже не было, в том числе и моего друга не было. Мой друг через день после того, как меня ранило, потерял правую руку. До самого конца продолжалось… Вот власовцы, они знали, что их ничего не спасет, и они стреляли до последнего, до смерти, пока их не убьют. И мы их не щадили…».

Читать интервью целиком

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s